Предзаказ Комплект Арфи и Мрфф по итогам 2016 lozi 4 месяца и 28 дней
НАПОМИНАЮ, что заканчивается прием работ в АРФИ 2016 stormwind 5 месяцев и 27 дней
UPD: Приглашаем ВСЕХ в АРФИ 2016 - поэзия, проза, рисунки и музыка! stormwind 7 месяцев и 19 дней
Архив новостей
Спрятать
Мышин Пик
Автор: Развёл Бадягу
Страницы: [2 3 ...72 ]
    Первый част
    
     Вспушившись, Грибодур отправился от автобусной остановки к центральной площади посёлка... ну как площади, скорее это была площадка, шагов сорок в ширь, выложенная всё теми же бетонными плитами, что и местные дороги. Вокруг колосились калины и смородина, а одной стороной площадка примыкала к кирпичному зданию в четыре этажа, где размещалось всякое разное, от торгточки до библиотеки. Здесь проводили общие собрания грызонаселения — на Первомай, например, а в остальное время площадку эксплуатировали в основном птицы, собирая глупых насекомых, летающих над нагретым бетоном. В углу существовал и отдельный ларёк «Соки, воды, чисто поржать», работавший только в летнее время. Для значительной округи килошагов в пять это был центр всякой жЫзни; хотя грызи не любили скучиваться и появлялись тут не особо часто, сейчас вокруг ларька толклось до дюжины хвостов. Ну и, стоит ли уточнять, что кто-нибудь постоянно да вспушался, отчего по ветру летел линялый рыже-серый беличий пух.
     — Аа бесформенный пуха шмат, гуся тебе в уши! — заорал Зудень, узрев Грибодура.
     Грызи в очередной раз захихикали, потому как для смешков и бугогашечек им нужны были очень малые поводы, приближенные к нулю, сухо цокая. Гриб пожал лапу товарищу, и грызи уселись на насыпь под калиной, подложив собственные пуховые хвосты для утеплюхи, ну и взявши по бутылке квасу, само собой. Погода, вполне похожая на жаркую, способствовала испиванию реально тонн кваса.
     — Грызаный случай, хвостов допуха! — цокнул Гриб, оглядывая площадку и вход в кирпичный дом.
     — Некоторые хвосты очень даже ничего... кхм! — втихоря показал на грызуниху Зуд.
     По большому счёту, в холодное время года на грызях не становилось особо больше одежды, однако зимой пушная шкура реально распушалась, и не так чтобы слегка, а вовсю! Белки превращались в рыже-серые пуховые шарики, образно говоря. Летом та же шкура спушалась, и становились более видимы обводы тушки. И некоторые тушки очень даже ничего, заржал Зудень. По большей части, грызунихи ограничивались недлинными юбками, а самцы — короткими портками — в основном, чтобы не остаться без карманов. А то вдруг попадётся что по дороге, а у тебя и пакета с собой нет! Когда есть карман — пакет всегда там, похлопали по пакетам грызи.
     — Грибная дурь, ты чего-то кисловатый, — заметил Зудень.
     Это он заметил просто по тому, что сам он катался по смеху, как шарик по подшипнику, а Гриб только хихикал.
     — Есть слегка, — признался грызь, мотнув ухом, и забулькал квасом из пятилитровой бутылки.
     — Вслуху? — не собирался останавливаться Зуд.
     — Ну, пффф... — Гриб почесал оба уха и профыркался, — Лайса, вот что.
     К этой грызунихе он давно пытался притереться хвостом, образно цокая. Ещё и до тряски в Армии, и сейчас, после оной. Косяк был в том, что сама Лайса притиралась хвостом к другому грызю, а на Грибодура хоть и не шипела, но и эт-самое.
     — И чё? — фыркнул Зудень, — Это знаешь ли рабочий момент. Редко бывает, чтоб грызи прям так вот сразу сгрызлись, как Хем и Дара.
     В этом месте он имел вслуху персонажей известного любому грызю беличьего эпоса.
     — Головой понятно, — цокнул Гриб, — Но ощущение так себе...
     — А, ну на это послушай притчу, — рыгнул Зуд, и прочитал с выражением:
     Больше всего в своей жЫзни
     Быть я хотел только с ней
     Но не случилось дохода...
     Вытри мне сопли, природа.
     Вытри мне сопли, вытри их мне.
     Здесь уже Грибодур чуть не лопнул со смеху, закатившись под калину. Глядючи на это, заржали и остальные на площадке, так что бугогашечки разошлись волной, как обычно и бывает.
     — Это ты чрезвычайно в пух цокнул, на самом деле, — проржавшись, цокнул Гриб, — Дарю бобра за эт-самое.
     — Ну и вообще, чтоб ощущения всякие не надоедали, — добавил Зудень, — Берёшь и втыкаешься в работу, как вилы в сено.
     — Например? — почесал ухо грызь.
     — Поехали на рудник, например, — немедленно дал вариант Зуд, — Как норму пухнёшь, знаешь, как-то не до ощущений становится. По крайней мере, первые смены.
     — На рудник? — переспросил Гриб с церемонной мордой, — Ну а что, пожалуй это в пух. А то знаешь, как здесь возиться, всё время натыкаюсь на грызуниху, фыр-фыр... И потом, у Хычинских было собрание, так дед Марамак цокнул, что у нас в околотке натуральный избыток белокъ. Когда собираешься?
     — А йа и не собираюсь! — заржал Зудень, — У меня стройка, думается, пол-года как гусак склюнул. Но есть предположения, что до рудника ты и сам доберёшься. Баклан конечно тот ещё, но уж как-нибудь осилишь.
     — И то в пух, — кивнул Грибодур, — Надо проветрить пух, вот что. А из наших туда ещё кто-нибудь ездил?
     — Насколько йа знаю, нет. Ну и что, напиши на местглагне, мол кто проветрить пух, вот и всё.
     — Это в пух, — квохтнул грызь, выливая в себя ещё пол-литра квасу.
    ---------------------------------------------------------------------
     Под вычурным термином «местглагне» грызи имели вслуху электронную доску объявлений, которая заменяла реальную доску — так они жадничали на время, не тратя его на изучение всех манускриптов о продаже кур и покупке тех же кур. Радиоцоки были практически у любого грызя, поэтому стоило рассчитывать, что объява попадёт в нужные уши. Белки весьма хузяйственные зверьки, и чаще всего они хоть раз в сутки да пырились, какие новости есть по околотку. Где-то требовалось подсобить старикам, где-то случился переизбыток малины, где-то искали тряса на работу. «Кто со мной проветривать пух» — написал Грибодур, не забыв уточнить, что прогулку он планирует на рудник, до упора колоть кувалдой камни и всё такое.
     — Да, грызуниху вряд ли поймаешь, — заржал его брат Макузь, увидев эт-самое.
     И здесь он ошибся. Не успел Гриб как следует нажраться орехами, как за изгородью участка послышалось призывное цявканье, которое использовали вместо стука в дверь. Дело в том, что до двери не доберёшься через изгородь из колючего крыжовника, а стучать по калитке бесполезно. На всякий случай вспушившись, грызь метнулся к этой самой калитке, и высунулся сверху. Высунувшись, он обнаружил таки грызуниху — пушистенькую и рыженькую, что далеко не аномалия.
     — А это... боброго дня, грызь-пуш, — цокнула белка, поводя ушками, — А Грибодур Хычинский, это куда?
     — Это туда, — показал на себя Гриб, и открыв калитку, пожал пушную лапку грызунихи, — А?
     — Щавя, — цокнула она, — Щавелина Нагорская.
     — Приятно слышать ушами, Щавя, — ничуть не соврав, захихикал грызь, — Чаю лупанёшь?
     — Предпочту просто выпить его, — вполне ожидаемо ответила грызуниха.
     Грибодур включил режим «белочка-хлопотушка», прокрутился по гнезду, зажатому между деревьев и кустов общего участка Хычинских, и в результате получил искомый чай. Использовав глазные яблоки, он составил представление и о белке: достаточно обычная грызуниха, каких допуха и больше в Лесах. Именно Щавю отличала неяркая рыжая шёрстка, точно похожая на окраску сосновых стволов, зелёные глаза и тёмная гривка, которую она завязывала в пушной хвост; основной хвост тоже был далеко не лысый, по объёму превышая всю остальную белку.
     — А, слушай, так ты с речки чтоли? — припомнил Грибодур.
     — Угу, — кивнула Щавелина, — На Первомае слышались, конечно.
     Хоть в околотке и был избыток белокъ, почти все они знали друг друга, так что, эт-самое.
     — Это в пух, — со всей ответственностью заявил грызь, — Собираешься проветрить пушнину?
     — Да, — цокнула белка, — Вообще горы это очень и очень в пух. Йа последний раз была на Урыле только два года назад, и прям погрызец как обратно тянет!
     Щавя вспушилась, подняв облачко мелких пушинок.
     — В пух, в пух, — подтвердил Грибодур, — Единственное, Щавя.. Йа ведь собирался на рудник.
     — И шта? — вытаращилась на него одним глазом Щавя.
     — Ну какбы... Камни, кувалда, усёр, — показал на лапах грызь, — Это в пух?
     — Это более чем в пух! — заверила грызуниха.
     Попырившись на неё, Гриб пришёл к выводу, что она не из тех, кто испугается камней и кувалды.
     — Это в пууух, Щавя... — хихикнул грызь, ткнув её когтем в пушнину.
     — Да, не мимо, — цокнула белка, — Йа ведь ещё намыливалась пройтись по горам после эт-самого, как ты на это слушаешь?
     — А почему после эт-самого?
     — Потому что рудник на самом верху. Для начала проветривать пух лучше на спуске, а не на подъёме. Туда-то нас транспорт отвезёт, сечёшь?
     — А обратно лапами! — заржал Грибодур, — Да, секу.
     — Вот, слушай ухом, — Щавя достала из кармана распечатку карты и ткнула когтем, — Для начала вот отсюда, это у них остановка Нычный Дом, до Цибулинки. По железке это семь кило, а если по прямой — не больше трёх, но всё по склонам.
     — Отличные орехи! — потёр лапы грызь.
     — Ну это мы после смены послушаем, какие получатся орехи, — рассудительно цокнула грызуниха, — Может, на гору уже дури не останется. Кстати, там смена какая?
     — Зуд цокал, что для заезжих трясов — никакая. Сколько пушеньке угодно, столько и вкалывай.
     — А, ну это тоже в пух. Тогда соберёмся, и впесок? — посмотрела на грызя Щавя.
     — Сто пухов! — подтвердил Грибодур, — Только это будет завтра, сегодня уже «собаки» туда не будет.
     — А «собака» во сколько?
    ---------------------------------------------------------------------
     «Собака», как грызи погоняли пассажирские электропоезда местного значения, отходила от станции Тригорово в восемь утра. Грибодуру и Щавелине ещё предстояло добраться от своего околотка до самой станции на автобусе, поэтому продирать глаза пришлосиха ещё раньше. Благо, в это время года светало часа в четыре, и в означенное время уже вовсю колосился день. Оба грызя навьючились немалыми рюкзаками, упихав туда корм, дождевики, кой-какое утепление на всякий случай, ну и много чего по мелочи, навроде налапных огнестрелов с перечными патронами, на случай, если в горах слишком много желающих питаться мясом. Как и одинадцать белокъ из десяти, они предпочитали подстраховаться, ибо бережёного хвост бережёт, как цокают грызи. После того, как они это цокают, они конечно ржут, но тем не менее.
     В раннее время электричка отличалась относительным спокойствием, потому как ехали в основном сменные рабочие...
Страницы: [2 3 ...72 ]
Комментарий
Информация
 
 
Сейчас на сайте 407 пользователей
6 фуррей и 363 гостя и 38 роботов
 
FN engine: 4.24.195. Copyright ©2006-2017 FurNation.ru