Скорее присылайте работы в АРФИ по итогам 2018 - поэзия, проза и рисунки! stormwind 2 месяца и 24 дня
ВНИМАНИЕ всем любителям пушистого арта, литературы и коллекционных изданий и предметов - новый АРФИ2017 stormwind год, 1месяц и 23 дня
Приглашаем присылать работы в АРФИ 2017 - поэзия, проза, рисунки и музыка! stormwind год, 4 месяца и 12 дней
Архив новостей
Спрятать
Утиная звезда
Автор: Развёл Бадягу
Страницы: [2 3 ...73 ]
    Часть первая
    ---
     — Так, ну ладно, допустим... Покатился гусь по кочкам, — цокнул себе под нос Репень, и тронул комбайн с места.
     Самое оригинальное, что испытывал водитель всего этого великолепия — почти полное отсутствие обратной связи, сухо цокая. Если тронуть с места грузовик, как и любую другую машину, это сразу станет заметно по вибрации, качке, да и пейзаж за окнами начнёт двигаться. Здесь — фигу. Кабина на высоте в три метра, а сам ТК-1500 с целым поездом прицепов весит тонн сто, думается. Поэтому всё это хозяйство сдвигалось настолько плавно, что невооружённое ухо оставалось в неведении. К тому же, за окном практически отсутствовали ориентиры типа деревьев или стобов, во все стороны простиралось Поле, лесополоса еле угадывалась на горизонте, смутно различимая через потоки горячего воздуха. Разве что, в одну сторону Поле казало свежескошенную стерню, а в другую всё ещё стояла плотная стена пшеницы.
     Какой другой грызь мог бы напортачить, но Репень был уже достаточно убельчён опытом обращения, причём с гораздо более сложной техникой, так что, сельскохозяйственный комбайн его пугал, но не очень. Скорее даже, радовал! Стоило повернуть голову и использовать глаза, и на экране сбоку можно увидеть картинку с камеры, направленной прямо в бункер-накопитель, наполовину заполненный зерном. А тридцать кубов чистейшей пшеницы — это уже не шутки, подумал грызь, и заржал. По мере того, как комбайн набирал рассчётную скорость в десять километров в час, Репень довольно привычно осматривал приборы, какие следует контролировать. С непривычки уши разбегались от обилия информации, но Реп таки был с привычки, и действовал в штатном режиме, а не как пух на уши положит. Тыкнув когтем в кнопку, он прошёлся по всем камерам, убеждаясь, что всё в пух. Одна показывала край жатки, хотя здесь это не имело принципиального значения, потому как комбайн шёл по дороге между гряд, и свернуть сколь-либо в сторону не мог. Ясен пух, топтать поле таким монстром, который весит как танк, совершенно незачем, когда вылет жатки в каждую сторону составляет не менее пятнадцати метров; ширина гряды, соответственно, составляла около тридцати метров, и межи для прохода техники занимали не более десяти процентов площади поля. При этом увеличение урожайности, за счёт полного отсутствия давления на почву, значительно превышало эти десять процентов.
     Реп был бы не против покататься на каком-нибудь более архаичном аргегате, так чтобы дым из трубы, грохот и лязг, но и от такого предложения тоже не отказался. В своё время он подумывал, а не запустить ли далеко в пух возню с космосом и плотно подналечь на сельское хозяйство — но, как показала практика, выбор был сделан правильный. К тому же, ничто не помешало ему сейчас залезть за руль комбайна, и хихикать! Причём не только хихикать, но и намолачивать сотни килограммов зерна за каждую секунду, что ценно. Поток срезаной пшеницы обрабатывался мощной роторной молотилкой, и по транспортёру в бункер лилась зерновая река, тешившая Жабу, как мало что другое... Ну, Репень мог бы цокнуть, что Жабу также тешил вид захваченного вражеского линкора, но это всё же совсем другое.
     Поскольку молотилка занимала изрядно места и веса, комбайн тащил на прицепе бункер-накопитель, который и принимал добычу. Полученная после обмолота солома падала вниз, прямо под колёса прицепа, которые слегка её прессовали. Это было не страшно, потому как вслед за бункером был прицеплен тюкопресс, подбиравший солому и делавший из неё совсем плотные прямоугольные тюки. Чтобы не бросать тюки на межу, как это делали раньше, вслед за тюкопрессом тащился ещё и прицеп с автозагрузкой тюков, подбиравший их и складывающий в плотную стопку. Как рассказывал Ропшень, Репеньский отец, лет двести назад солому не собирали, а мельчили и закапывали в почву, чтобы ещё более повысить её плодородие. С тех пор поля вокруг Ропы уделали настолько, что стало возможным собирать солому, потому как в ней дофига целлюлозы, каковая в нынешний век нужна в основном для производства упаковки. Это теория, а на практике — комбайны волочили за собой ещё и прицепы для тюковки. Плюс четыреста процентов к жадности, как цокали грызи, и ржали над этим, животные.
     Поглядывая на приборы, Реп не забывал нюхать воздух, каковой врывался в открытое окно кабины, волоча запащище нагретых солнцем колосьев и земли, и с морды почти не уходила лыба. Необходимо проторчать в кораблях без малого два года, чтобы как следует наслаждаться возможностью ходить по поверхности планеты — своими лапами, и безо всяких там скафов! Как и одинадцать грызей из десяти, Репень и ранее понимал, что это немалое удовольствие, но поход к Шан-Мрыку вывел понимание на несколько уровней вверх. Вдобавок, когда у тебя было немало шансов превратиться в радиоактивную пыль, а вместо этого ты всё ещё ржёшь — это здорово мотивирует. Поэтому не стоит удивляться, что Репень взял, да и вспушился. Правда, грызи и так это делали с завидным упорством и регулярно, ну да не суть. Сквозняк тут же подхватил клочки рыже-серого пуха, выбившегося из беличьей шкуры, и унёс за окно. А зашейная Жаба снова ослабляла хватку, каждый раз, как на глаза попадались счётчики загруженного зерна и соломенных тюков. При том, что участок Поля, на котором топтался Репень, никак не считался рекордным по урожайности, в бункере уже имелось сорок кубов зерна, а на прицепе — тридцать тюков. Просто участки, подвергаемые длительной культивации, никогда не знавшие колёс техники, по жизни выдавали большую производительность, а сверху вдобавок — солнечный климат региона и искусственное орошение.
     Климат здесь настолько солнечный, что столетия назад на этом месте существовала полупустыня, ветер гонял массы красного песка, и ни о каких злаках и цоканья не шло. Но грызи, как известно, очень жадные звери, и впустую пропадающая солнечная энергия, греющая песок, оказывала давление на их Жабы. По этой причине наступление на пустыню велось планомерно в течении многих поколений, и относительно околотка Ропы можно было цокнуть, что успех уже достигнут. Сейчас регион производил миллионы тонн различной кормовой продукции, покрывая этим весомую долю потребностей всей планеты. Прикидывая, какая это приличная куча — лимон тонн зерна, Репень хихикал и отмечал, что такое количество будет весомым даже для ТУШКа, который сам весит лимона три. Фрег же, на каком грызь мотылялся по пространству, весил порядка ста килотонн — получалось, этот самый комбайн вполне мог намолотить больше зерна, чем масса «Мыхухоли». Это размышление, однако, Репня ничуть не расстроило, а скорее только наоборот. Хихикаючи и тряся пушными окистёванными ушами, грызь в очередной раз прошёлся глазами по кругу приборов, пощёлкал вид с камер, убеждаясь в том, что всё в пух. Более того, здесь применялся тот же самый метод, что и на космических кораблях — удалённая прослушка. Тобишь, имелись не только видеокамеры, но и микрофоны; логика в том, что если что-то происходит, то чаще всего — сопровождается звуком. На практике следовало слушать, чтобы звук работающих механизмов был обычным, без всякого лязга и прочих посторонних шумов. Для этого Реп щёлкал переключателем, развернув ухо к динамику, и выслушивал; убедившись, что повода для беспокойства нет, выключал звук, и тряс себе дальше.
     Впереди всё отчётливее маячила полоса кустов на широкой меже, по которой проходила узкоколейка, и грызь на всякий случай вспушился. Здесь следовало выполнить самый фигурный маневр — развернуть всё это добрище в обратную сторону, попав точно на соседнюю межу, а не куда пух пошлёт. Опытные комбайнёры делали это на полном ходу, но Репень и не думал рисковать без надобности. Снизив скорость до шаговой, он как следует прикинул траекторию, и выкрутил руль; комбайн неспеша пошёл в поворот, выгибая за собой весь поезд прицепов. Следовало не забыть выключить пергрузку зерна и сброс соломы, чтобы не сорить мимо кассы. Рыча двигателями и поднимая некоторую пыль, комбайн выписал полукруг на разворотной полосе, заранее выкошенной, и встал на следующую межу. Убедившись, что состав вытянут прямо в линию, Реп нажал педаль тормоза, и что характерно, остановил машину. По разделительной полосе уже пылил трактор с бункером-перегрузчиком, который сливал с комбайнов урожай, дабы затем перегрузить в вагоны поезда. Грызь взял на себя труд подождать с минуту, пока тот подъедет под выдвинутую трубу транспортёра, и включил механизм перегрузки. С пятиметровой высоты в здоровенный бункер полилась широкая река зёрен, издавая характерный шум; в воздух взметнулась туча шелухи. Настолько туча, что Реп на это время прикрывал окно кабины, иначе вся она будет уделана, как пельмень тестом. В своё время он тряс и на прицепе, разравнивая зерно лопатой, чтоб не пересыпалось через края, и знал, что работать там можно только в маске, закрывающей всю морду, в противном случае пыль забивала глаза и дыхалку. Этот конкреный бункер был с автоматическим разравниванием, так что, не стоило опасаться кого-либо закопать под зерно.
     Пока зёрна валили из одного объёма в другой, Репень воспользовался случаем и вспушился, а также, проверив соответствующие видеокамеры, врубил прицеп с тюками на выгрузку. Длиннющая платформа поднималась вертикально, и ставила на землю башню из тюков; затем можно отъехать и опустить платформу, и она готова к следующему циклу. Вдоль всей разделполосы такие башни торчали на каждой второй меже, и по объёму приближались к максимуму того, что влезало в прицеп. Уже опосля уборки зерна предстоит грузить эти тюки на платформы и вывозить на завод, пока же башни оставляли в покое. Хлебая чай из заранее запасённой фляжки, Репень в очередной раз хихикал, теперь по поводу воспоминаний о том, как будучи грызунятами, они с братом и сестрой лазали на эти башни, реально рискуя убиться. Это на первый взгляд солома мягкая, а чисто по физике — высота башни достигает пятнадцати метров, а вес тюка — под пол-тонны, и при этом никто не гарантирует, что такое сооружение не навернётся. Ко всеобщей удаче, когда башня всё-таки навернулась, они успели перепрыгнуть на соседний ряд...
Страницы: [2 3 ...73 ]
Комментарий
Информация
 
 
Сейчас на сайте 390 пользователей
3 фурря и 372 гостя и 15 роботов
 
FN engine: 4.24.195. Copyright ©2006-2019 FurNation.ru